Ивлим.Ру - информация и развлечения
IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
  FOXЖУРНАЛ
Свежий журнал
Форум журнала
Все рубрики:
Антонова Наталия
Редактор сообщает
Архив анонсов
История очевидцев
Ищешь фильм?
Леонид Багмут: история и литература
Русский вклад
Мы и наши сказки
Леонид Багмут: этика Старого Времени
Виктор Сорокин
Знания массового поражения
Балтин Александр
ТюнингКлуб
Жизнь и её сохранение
Леонид Татарин
Юрий Тубольцев
Домашний очаг
Наука и Техника
Леонид Багмут: стихотворения
Библиотека
Новости
Инфразвук и излучения
Ландшафтный дизайн
Линки
Интернет
Костадинова Елена
Лазарев Никита
Славянский ведизм
Факты
Россия без наркотиков
Музыкальные хроники
ПростоБуряк
Анатолий Максимов
Вера
ПРАВовой ликбез
Архив
О журнале


  ВЕБ-СТУДИЯ
Разработка сайтов
Продвижение сайтов
Интернет-консалтинг

  IVLIM.RU
О проекте
Наши опросы
Обратная связь
Полезные ссылки
Сделать стартовой
В избранное!

  РЕКОМЕНДУЕМ
Doronchenko.Ru
Bugz Team


РАССЫЛКА АНОНСОВ ЖУРНАЛА ХИТРОГО ЛИСА













FoxЖурнал: Антонова Наталия:

В ТЕНЁТАХ СТРАСТИ

Автор: Наталия Антонова

Детектив
ГЛАВА 18


Усталая донельзя Мирослава приехала домой.
Чёрный кот спрыгнул с бархатного дивана, выгнул спину, потянулся и пошёл ей навстречу.
- Дон, - ласково произнесла Мирослава, - милый Дон!
- Мр - р, - он уткнулся в её колени и потёрся головой об ноги.
- Морис, конечно, покормил тебя, а кошачьи нежности, к сожалению, откладываются на потом, - сказала Мирослава.
Она первым делом отправилась в ванную, набрала воду, и погрузилась в душистую пенную влагу...
Аромат лаванды заставил её смежить веки и погрузиться в дремоту. Она чувствовала, как расслабляется и блаженствует каждая частичка её утомлённого тела.
- Мр-р, - кот вошёл следом за хозяйкой. Он сел на край ванны, сощурил длинные золотисто-карие глаза и смотрел на неё обожающим взглядом.
Больше всего на свете Дону хотелось сейчас извлечь хозяйку из ванной, уложить на мягкую постель, улечься рядом с ней, уткнуться носом в её плечо, насладиться незабываемым запахом её кожи. А потом в самое ушко долго-долго напевать ей колыбельную. Самую сладкую из всех колыбельных на свете: "Мур-мур... Мур-мур... Ур...Ур...фр... Мур... мур..."...
И так до бесконечности. Дон тяжело вздохнул и смирился с сидением на краю ванны.
- Ладно, уж, - подумал он, - пусть мокнет, если ей так нравится. По крайней мере, она дома, - взгляд Дона источал несказанную нежность и блаженство.
- Мур-мур, - запел он ещё вдохновеннее, убаюкивая и без того сонную Мирославу.
... Мирославе показалось, что раздался голос с небес! Но это, слава богу, всего-навсего зазвонил телефон.
Она протянула руку и взяла его.
- Да, - произнесла она, всё ещё окутанная облаком дремоты.
- Это Морис, - прозвучал тихий голос.
- Что-то случилось? - в миг проснулась Мирослава. Она знала, что Морис ни за что не стал бы её уставшую с дороги беспокоить пустыми звонками.
- Да, - грустно сказал он.
- Говори, Морис, - поторопила его Мирослава.
- У нас гости. С Агатового берега.
- Так, так...
- Требуют ваш адрес.
- Они во множественном числе? - уточнила Мирослава.
- В единственном, - почему-то вздохнул Морис.
- Скажи, что я подъеду через 30-40 минут.
- Хорошо, - Морис положил трубку.
Мирослава выбралась из тёплой ванны и тряхнула волосами.
Дон недовольно мяукнул и спрыгнул с края.
- Извини, Дональд, - сказала Мирослава, - но ведь ты тоже встряхиваешь шерсть...
Дон бросил на неё взгляд полный укора и гордо вышел из ванной комнаты.
- Дональд, - позвала она.
Он вернулся, забрался на полку над раковиной, и позевнув, стал облизывать лапы.
- Кошачий ты мой мужчина, - сказала Мирослава и двумя пальцами почесала лоб кота.
Тот потянулся к ней носом, толкнул руку головой и запел нежную кошачью песню. На этот раз о беспредельной нежности и неутолённой ласке.
Если бы мужчины из рода гомо сапиенс умели так же сладко и искренне петь о своей любви, то женщины, наверное, никогда бы их не бросали, но, увы...
Мирослава просушила волосы, расчесала их, приподняла вверх, заколола.
Надела брюки, блузку, сверху накинула куртку и выскочила из дома.
Вывела из гаража свою "Волгу" и по златотканому ковру из опавших листьев, выехала со двора.




***


Посетитель, поджидавший Мирославу, совсем не радовал Мориса, скорее наоборот.
Морис переживал за неё. Но буря чувств, разразившаяся в его душе никак не отражалась на бесстрастном нордическом лице Мориса Миндаугаса.
Его вполне устраивало, когда друзья шутили: "Горячий литовский парень..."



..............................................................................

Невольно мысли Мориса уплыли в прошлое...

В тот далёкий день он стоял у моря и смотрел на волны. Морис только что закончил вуз и строил планы на будущее.
Конечно, он любил это море, сосны, песчаные дюны. Он родился и вырос в красивейшем городе на берегу Балтийского моря.
Морис никогда не предполагал, что уедет из любимого города надолго...
Но, вероятно, в тот день с моря дул какой-то особенный ветер...

И занёс он Мориса в Сама-Ру.
В Сама-Ре не было моря. Только река - великая русская река.
У россиян, вообще такая национальная особенность - всё называть великим.
Но дело не в реке. В Сама-Ре проживал давний приятель Мориса, и он решил у него погостить. Пожить за границей, - как смеялся тогда Морис. Потому, какая Россия заграница? Да и приятель приглашал его в гости не первый год.
Задерживаться надолго в Сама-Ре Миндаугас не собирался.
Он был доволен своим домом, своими родителями и собой.
Где-то в глубине души Морис гордился своей родословной, которая тянулась незримой нитью из глубины веков, начинаясь от древнего рода литовских князей. Гордых и свободолюбивых.
Морисом его назвала мама - переводчица с французского языка, а отец капитан рыболовецкой шхуны, как он неизменно величал свой тралер, спорить с любимой женой не стал. Он вообще никогда с ней не спорил. Обожал. Называл ненаглядной. Делал много, говорил мало. Спустя
Годы, отец мало изменился. Всё так же обожал жену, сына, море.
Морис унаследовал от отца потрясающую работоспособность и немногословие.
Мама наградила его острым и в то же время глубоким умом, способностью всё схватывать на лету и редкой проницательностью.


... Приятель искренне обрадовался приезду Мориса и делал всё от него зависящее, чтобы гость не скучал - экскурсии по городу, музеи, театры, прогулки на катере по реке, и, наконец, дружеские вечеринки.

... На одной из таких вечеринок, в квартире приятеля, Морис заметил девушку - длинные волосы, римский профиль, привычка откидывать голову назад, чтобы отбросить набегающие густыми волнами волосы.
Приятель заметил его заинтересованный взгляд, - нравится? - спросил он как-то странно.
Морис кивнул.
Приятель растянул губы в улыбке, - если хочешь, чтобы тебя скоро бросили, то непременно познакомься.
- Учту, - сказал Морис.
- Только не говори потом, что я тебя не предупреждал.
- Спасибо за заботу, - глаза Мориса оставались непроницаемыми.
- Как знаешь, - пожал плечами приятель.


... Когда девушка, заинтересовавшая Мориса, оказалась за столом напротив него, он глянул ей в глаза и сказал, - Морис.
- Мирослава, - ответила она.
- Говорят, у вас частное детективное агентство?
- Кто говорит? - поинтересовалась она небрежно.
- Неважно.
- Проблемы? - спросила Мирослава.
Он пожал широкими плечами.
- Так что?
- Может у вас найдётся работа для меня?
- А-а... - протянула она и усмехнулась, - найдётся. Мне нужен секретарь.
- Хорошо, - согласился он под изумлёнными взглядами присутствующих.
Для Мирославы его согласие, тоже вероятно, было неожиданностью. По крайней мере, именно это Морис прочёл в её взгляде и спросил спокойно, - когда приступать к работе?
- Завтра в девять, - ответила она.
Морис кивнул.
... Через некоторое время Мирославе было трудно представить, как она могла обходиться раньше без него.
Морис взвалил себе на плечи все бумажные дела, которые Мирослава терпеть не могла.
Он легко ладил с компьютером, умудрялся сосуществовать мирно с налоговой инспекцией, встречал клиентов, вёл документацию.
Всё, что теперь оставалось на долю Мирославы - распутывать дела клиентов.
... Покинув гостеприимный дом приятеля, Морис снял для себя квартиру.
Но вскоре Мирослава предложила ему перебраться в агентство.
- По-моему, это устроит нас обоих, - сказала она, - тебе не нужно будет платить за квартиру. А для меня большое удобство то, что ты, как бы всегда на рабочем месте.
Морис согласился.
- Ты скучаешь по Литве? - однажды спросила Мирослава.
Он ничего не ответил.
- Знаешь, из всех прибалтов, я никого так не обожаю, как Раймонда Паулса. Он, вернее, его музыка даёт мне ощущение счастья.
Морис с интересом посмотрел на неё.
- Ни вопли, ни бурю восторгов, а именно счастье. Понимаешь?
Он молчал.
И Мирослава продолжила, это, когда солнце, море, песок... Смежены ресницы. Слуха мягко касается звук - шёпот ли листвы, плеск волны, шорох песка, вздох ветра или дыхание любимого. Неважно. Просто счастье, - она прикрыла глаза, - понимаешь?
- Да.
Они помолчали, а потом Морис задумчиво произнёс, - в России, это, кажется, называется блаженством?
- Возможно, - улыбнулась Мирослава.


***


Морис в тайне лелеял надежду, что Мирослава тоже переберётся в агентство.
Но она продолжала жить в своей квартире. И он догадывался почему.
Привозить своих возлюбленных в особняк она не желала. Трехэтажное чудо, окружённое зеленью деревьев и овеянное ароматами всевозможных цветов, было для неё чем-то вроде святыни.
Морис тщательно скрывал свои чувства и лишь однажды, когда от неё просто шквалами нёсся дорогой запах парфюма "Прощай оружие", он не выдержал и обдал её ледяной волной, выплеснувшейся из пронзительно-голубых глаз Мориса Миндаугаса.
Но видно, Мирослава и не думала замечать холодных волн, окатывающих её с головы до ног.
- Вообще-то, есть такое чувство, как любовь, - неожиданно для неё произнёс Морис, - вам оно знакомо?
Неподдельное изумление застыло в глазах Мирославы.
- Что?! - переспросила она минуту спустя.
- Любовь, - бросил Морис.
- Любовь... - протянула Мирослава, пришедшая в себя от его неожиданного выпада, - любовь... что-то знакомое... сейчас припомню... - её губы тронула лёгкая, как солнечный зайчик, - ах, да, - сказала она, -древнеегипетский иероглиф "любовь" переводится, как "долгое желанье"...
- А я где-то слышал, - не выдержал Морис, -что любовь это триада - когда желания ума, сердца и плоти сливаются воедино, - его взгляд метал молнии.
Эта несвойственная Морису гроза, развеселила Мирославу, - ты победил, - сказала она, хохоча.
- Мне не нужна пиррова победа, - буркнул он, отворачиваясь.
- Да? - Мирослава с явным интересом посмотрела на Мориса, - ну, как знаешь...
Больше они никогда не затрагивали эту зыбкую тему.


***


Мирослава добралась до агентства раньше, чем обещала. Дотронулась до кнопки два раза. Прозвучала двойная трель невидимой птицы и ворота разъехались.
Оставив машину на подъездной аллеи, Мирослава заспешила к особняку.
Вбежала на крыльцо, коснулась звонка.
Звякнули тонкими голосами незримые колокольчики и эхом повторили свою мелодию, когда Мирослава вошла, дверь открылась сама собой.
Губы Мориса прошептали, - здравствуйте.
- Я рада видеть тебя, - отозвалась она.
Мирослава понимала, что если Морис встречает её внизу у двери, значит, хочет что-то сообщить. Пока они поднимались по лестнице, он поведал ей некоторые детали и то, что пришедший представился оперуполномоченным майором Казариновым.
Мирослава и сама догадывалась, что её дожидается недавний знакомый Валерий Казаринов.
Она сняла в прихожей куртку и вошла в приёмную.
Майор поднялся ей навстречу, - Здравствуйте, Мирослава.
- Добрый день, - ответила она, - проходите в кабинет. Что же вы в приёмной дожидаетесь? - спросила она и окинула его внимательным взглядом.
- Не хотелось скучать в одиночестве. Хотя ваш секретарь и не мастер занимать гостей, но в приёмной как-то спокойней, - майор улыбнулся.
- Ну, он же секретарь, а не Мумий Тролль, - усмехнулась в ответ Мирослава.
- Верно, - согласился майор.
Они вошли в кабинет.
- Кофе выпьете? - спросила Мирослава.
- Лучше чаю покрепче и без сахара, - попросил майор.
- Хорошо. Морис! - позвала она по селектору, - тебя не затруднит две чашки чая покрепче, без сахара.
- Вы тоже пьёте без сахара? - спросил майор, - или за компанию?..
- Я предпочитаю мёд, - ответила Мирослава, - или шоколад.
Морис. Вошедший неслышно, поставил на стол поднос с чаем и шоколадом фабрики "Россия".
Майор взял чашечку из тонкого фарфора и сделал глоток.
Мирослава надломила плитку пористого шоколада и положила в рот один кубик.
- Вы, надеюсь, не думаете, что я просто заглянул на чашечку чая? - спросил Казаринов.
- Не думаю...
- И вас не интересует, как я вышел на вас?
- Интересует. Только я и сама знаю...
- Прекрасно, тогда к делу! Цель моего визита - Элен Максимова.
- Да? А что с ней случилось?
- Она подозревается в убийстве Ирины Томашевской.
- С какой стати? - спросила Мирослава.
- В номере убитой найдено письмо, адресованное Максимовой. И написано оно было Томашевской.
- Ну и что?
- А то, что в письме не рождественское поздравление.
- Догадываюсь...
- Великолепно! - майор чуть не захлопал в ладоши, - как вы проницательны. Не кажется ли вам, что ваша клиентка выронила его во время борьбы с Томашевской, когда явилась туда для выяснения отношений?
- Возможно...
- Ну, да?! - майор прищурил правый глаз, - вы даже не удивлены тем, что мне известно.
- А что собственно вам известно?
- Хотя бы то, что Элен Максимова ваша клиентка.
- Тоже мне тайна, - пожала плечами Мирослава, - вы узнали это без труда у Юрия Базилевского - мужа Элен.
Майор кивнул, - тогда вы должны понимать, сколь серьёзно положение Максимовой.
- Догадываюсь...
- И что? - спросил он, с интересом глядя ей в лицо.
- Интуиция подсказывает мне, что она невиновна.
Майор расхохотался.
Мирослава не обратила на его смех ни малейшего внимания.
- Вас, конечно, интересуют факты, - сказала она.
- Именно! И они у меня есть. Но не в пользу вашей клиентки.
- Какие? Могу я узнать?
- Вообще-то... а впрочем, была изъята сумочка Максимовой и, - майор замолчал, внимательно глядя на Мирославу.
Она оставалась бесстрастной.
- И? - улыбнулась Мирослава.
- Обнаружены волосы идентичные тем, что зажаты в руке Томашевской. Отпечатки пальцев на одном из стаканов соответствуют отпечаткам на предметах из сумочки Элен. - И...
- Что ещё?!
- В сумочке найдена скомканная салфетка из номера Ирины. У "Брига" фирменные салфетки с вензелями и прочими премудростями. Не спутаешь.
- А отпечатки только на одном стакане? - спросила Мирослава.
- Да, на том, из которого она пила.
- Странно...
- Что странно? - не понял майор.
- Отпечатки только на стакане. Везде стёрла, а на стакане оставила.
- Нервы, - пожал плечами Казаринов, - торопилась.
- Возможно, но о стакане она должна была бы подумать в первую очередь. И зачем она хранила в сумочке волосы?
- Они могли упасть с её расчёски.
- Вы хотите сказать, что Элен расчёсывалась и клала расчёску в сумочку, не убрав с неё волосы?
- Я не сказал, что их много! Несколько волосков всегда могут попасть незаметно.
И добавил, - вы не желаете признавать очевидного.
- И ещё, майор, зачем она взяла салфетку из гостиницы? Элен же не сумасшедшая?!
- Я уже объяснял, - проговорил Казаринов, - нервы!
- Объясняли, - согласилась Мирослава, но ваше объяснение звучит весьма неубедительно.
- На полу валялась губная помада Элен. И отпечатки те же.
- Вам не кажется, что улик чересчур много? - спросила Мирослава.
- Вполне хватает, чтобы предъявить Элен Максимовой обвинение в убийстве.
- Не уверена.
- Зато я уверен, - сказал майор, - и пришёл сюда не переубеждать вас.
- Да?
- Вы хотите помочь своей клиентке?!
- Естественно.
- В таком случае, вы должны знать, где она или хотя бы предполагать. Позвоните ей и предложите добровольно сдаться властям. Это лучший выход для неё.
- Браво, майор! - Мирослава бросила на Казаринова насмешливый взгляд, - но, к сожалению, я не знаю где Элен Максимова сейчас.
- Вот, как?! Вы не обманываете меня?!
- Майор, - укоризненно проговорила Мирослава.
Зазвонил "сотовый" в кармане майора.
- Да! - выхватил он телефон, - да, я вас слушаю!
- Чёрт! - бросил в сердцах Казаринов, - связь отключилась. Сейчас перезвоню.
Он набрал номер раз, другой, третий, - что за чертовщина! - воскликнул майор.
- Кто это был? - быстро спросила Мирослава.
- Муж Максимовой. Хотел что-то сообщить, но связь отключилась. Не понимаю.
Казаринов снова принялся набирать номер коттеджа.
- Понятно, - тихо обронила Мирослава.
- Что понятно? Лично мне ничего непонятно, - Казаринов снова уткнулся в телефон.
- Перестаньте набирать, - сказала Мирослава. Оставьте телефон в покое. Возможно, вам сейчас перезвонят.
- Вы думаете? - недоверчиво спросил он.
Мирослава промолчала.
- Хорошо. Жду пять минут.
- Нужно подождать дольше. Всё равно сейчас вы ничего не сможете предпринять.
- Я могу поехать туда! - майор поднялся.
- Сядьте, - сказала Мирослава.
Казаринов хотел что-то ответить, но тут зазвонил телефон.
- Да?! - стремительно схватил его майор.
Он внимательно и в то же время нетерпеливо слушал говорившего.
- Ну, вот, - сказал он, закончив разговор, - она сбежала.
- Элен?
- Ну не королева же шотландская! Я объявлю её в розыск.
- Поздно, - произнесла Мирослава.
- Что? - изумился майор.
- Королева шотландская давно казнена...
- Ну, знаете ли, - выдохнул майор.
- Я не могу вам помешать, - сказала Мирослава.
Казаринов рассмеялся, - да, уж. Не можете. Надеюсь, теперь вы не станете утверждать, что ваша клиентка невинна яки агнец божий?!
- Я в этом не уверена.
- Дивлюсь я на вас! - сказал майор и направился к двери.
- Валера...
Он быстро обернулся и пристально посмотрел ей в глаза, отлично понимая, что она всего лишь хочет задержать его.
- Вы куда? - спросила Мирослава.
- В аэропорт. Улетаю к себе.
- Я с вами! Надеюсь, позволить?
- Не могу запретить!
- Прекрасно! Поехали!
Они вышли в приёмную.
- Морис, я позвоню, - бросила Мирослава на ходу. Схватила в прихожей свою куртку.
- Майор, а что за зелёную тетрадь вы повертели в руках и убрали в папку? - произнесла она с невинным выражением лица.
- Это дневник разыскиваемой дамы, - буркнул майор, - изъят на всякий случай. Между прочим, лежал в укромном местечке...
- Где-где? - живо заинтересовалась Мирослава.
- В библиотеке.
- А... - протянула она разочарованно.
Казаринов посмотрел на неё с неодобрением, - был запрятан между диванных подушек.
- Понятно. Можно мне взглянуть?
- Нельзя.
- Почему?
- Не положено!
- Но это же не секретные материалы ФСБ.
Казаринов прищурил глаза, - допустим. Ну и что?
- Возможно, я найду в дневнике нечто, что поможет раскрыть преступление?! - сказала Мирослава и глянула ему в глаза.
- Хорошо, - сдался Казаринов, - в машине дам вам взглянуть одним глазком, не более...
- Согласна.
Они взяли такси.
- Лучше в самолёте, - сказал майор, когда они оказались в салоне автомобиля.
- Хорошо, - согласилась Мирослава.
В аэропорту они узнали, что их вылет через сорок минут.
- Может быть, поднимемся в кофе? - спросил Казаринов.
- Мне всё равно, - ответила Мирослава.
- Так поднимемся или нет?!
Мирослава догадалась, что майор голоден и чай в её кабинете только раздразнил его аппетит.
- Поднимемся, - сказала она.
В кафе было немноголюдно. Они выбрали столик недалеко от входа.
Казаринов заказал картофель, салат, рыбу, двойной кофе и мороженое.
Мирослава ограничилась салатом и грейпфрутовым соком.
Разговаривать не хотелось. Майор сосредоточился на еде. Мирослава на собственных мыслях.
Уже в салоне самолёта, расположившись в креслах, они обменялись парой ничего не значащих фраз.
Лайнер поднялся в воздух. Майор достал тетрадь и протянул её Мирославе. Она тотчас же открыла её на первой странице и пробежала первые строки быстрым взглядом.
- Майор, тихо окликнула она.
- Да?
- А с чего вы взяли, что это дневник Элен? - спросила Мирослава.
- Чей же ещё?! - ответил он, - женщины вечно что-то пишут о своих чувствах.
Мирослава покачала головой и спросила, - майор, у вас были женщины?
- Что?! - изумился он.
- Я в том смысле, что у вас устаревшие данные. Это в 19 веке барышни вели дневники. У них было слишком много свободного времени... для чувств.
Казаринов не сводил глаз с лица Мирославы.
- Не смотрите на меня так, Валера. У современной женщины на первом месте стоит работа, карьера, бизнес. А любовь где-то там... уж не знаю, на каком месте.
- К чему вы клоните?
- Это дневник Юрия Базилевского.
- Да ну?! - удивился майор и расстроился, - жалко. - Обмишулился.
- Я могу его прочитать? - спросила Мирослава.
- На здоровье. Тем более, что он никак не может помочь следствию, раз вела его не Элен.
- Как сказать, - отозвалась Волгина.
- Мирослава!
- Да?
- А вам никогда не говорили, что читать чужие дневники не красиво? - лукаво спросил Казаринов и засмеялся.
- Говорили, - вздохнула она, - но мы же читаем дневники знаменитостей. А Юрий Базилевский, по-моему, считает себя гением. Так что не слишком велика моя провинность.
- Ну-ну. Тоже мне гений! Кстати, книжку мне подарил с автографом, - Казаринов позевнул, - извините, устал. Я немного подремлю. А вы читайте...
- Да, конечно, - обронила Мирослава, уткнувшись в страницы.







Продолжение следует
Наталия Антонова

Начало:


  1. Глава 1
  2. Глава 2
  3. Глава 3
  4. Глава 4
  5. Глава 5
  6. Глава 6
  7. Глава 7
  8. Глава 8
  9. Глава 9
  10. Глава 10
  11. Глава 11
  12. Глава 12
  13. Глава 13
  14. Глава 14
  15. Глава 15
  16. Глава 16
  17. Глава 17




Обсудить на форуме >>
Оставить отзыв (Комментариев: 0)
Дата публикации: 05.04.2006 18:59:19


[Другие статьи раздела " Антонова Наталия"]    [Свежий номер]    [Архив]    [Форум]

  ПОИСК В ЖУРНАЛЕ



  ХИТРЫЙ ЛИС
Ведущий проекта - Хитрый Лис
Пожалуйста, пишите по всем вопросам редактору журнала fox@ivlim.ru

  НАША РАССЫЛКА

Анонсы FoxЖурнала



  НАШ ОПРОС
Кто из авторов FOX-журнала Вам больше нравятся? (20.11.2004)














































































































Голосов: 4568
Архив вопросов

IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
РЕКЛАМА


 
Рейтинг@Mail.ruliveinternet.ru
Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100
© 2003-2004 FoxЖурнал: Глянцевый журнал Хитрого Лиса на IvLIM.Ru.
Перепечатка материалов разрешена только с непосредственной ссылкой на FoxЖурнал
Присылайте Ваши материалы главному редактору - fox@ivlim.ru
По общим и административным вопросам обращайтесь ivlim@ivlim.ru
Вопросы создания и продвижения сайтов - design@ivlim.ru
Реклама на сайте - advert@ivlim.ru
: