Ивлим.Ру - информация и развлечения
IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
  FOXЖУРНАЛ
Свежий журнал
Форум журнала
Все рубрики:
Антонова Наталия
Редактор сообщает
Архив анонсов
История очевидцев
Ищешь фильм?
Леонид Багмут: история и литература
Русский вклад
Мы и наши сказки
Леонид Багмут: этика Старого Времени
Виктор Сорокин
Знания массового поражения
Балтин Александр
ТюнингКлуб
Жизнь и её сохранение
Леонид Татарин
Юрий Тубольцев
Домашний очаг
Наука и Техника
Леонид Багмут: стихотворения
Библиотека
Новости
Инфразвук и излучения
Ландшафтный дизайн
Линки
Интернет
Костадинова Елена
Лазарев Никита
Славянский ведизм
Факты
Россия без наркотиков
Музыкальные хроники
ПростоБуряк
Анатолий Максимов
Вера
ПРАВовой ликбез
Архив
О журнале


  ВЕБ-СТУДИЯ
Разработка сайтов
Продвижение сайтов
Интернет-консалтинг

  IVLIM.RU
О проекте
Наши опросы
Обратная связь
Полезные ссылки
Сделать стартовой
В избранное!

  РЕКОМЕНДУЕМ
Doronchenko.Ru
Bugz Team


РАССЫЛКА АНОНСОВ ЖУРНАЛА ХИТРОГО ЛИСА













FoxЖурнал: Антонова Наталия:

В ТЕНЁТАХ СТРАСТИ

Автор: Наталия Антонова

Детектив



ГЛАВА 12



Дениса Ферсонова с самого утра не покидало чувство беспокойства.
Сначала оно было едва ощутимым, но постепенно нарастало и ему становилось тесно в сердце Дениса. Оно грозило выплеснуться наружу и превратиться в бурю.
Денис никак не мог дождаться конца рабочего дня, что случалось с ним чрезвычайно редко. Он обожал то, чем занимался.
Фабрика игрушек казалась ему чудесной страной детства, где рождаются и живут сказочные герои.
И себя он ощущал полностью причастным к этому волшебству.
Он мог бесконечно говорить о своей работе, его фантазии и проекты казались неисчерпаемыми.
А какое непередаваемое удовольствие он испытывал, бродя по залам выставки, которую каждый год устраивала его фабрика. Вход для детей был бесплатным.
К тому же, малышам, как особо почётным гостям, раздавали мороженое, лимонады и разноцветные воздушные шары. Какое блаженство было смотреть на горящие глаза детей, слушать их звонкие голоса и несмолкающий смех.
И сама фабрика. Конечно, не оставалась в накладе. Родители, посетившие выставку. Под натиском своих чад, раскупали почти всю выставленную продукцию, да и потом ещё целый год не забывали заходить в фирменный магазин фабрики игрушек "Волшебный городок".
А на следующий год фабрика запланировала открыть салон "Город мастеров" для подростков, любящих мастерить, мечтающих научиться творить чудеса собственными руками.
Насколько было известно Денису, такого ещё не было ни в одном городе и даже ни в одной стране. Эта идея пришла в голову одному из рабочих, он поделился ею с друзьями.
Немного поразмыслив, они всем коллективом отправились к руководству фабрики.
И руководство, как ни странно, нашло идею потрясающей и взялось воплотить в реальность.
Так, что теперь почти все разговоры на фабрике велись о строящемся "Городе мастеров".
После работы многие спешили на строительство, чтобы чем-нибудь помочь. Любая помощь была строго добровольной.
К тому же рабочему, выдвинувшему идею создания салона, удалось привлечь к участию в строительстве целую команду ребят живущих поблизости, и не только.
Все подростки, принимающие участие в строительстве "Города мастеров" получили документально оформленную возможность участвовать в его дальнейшем развитии.
И как пафосно заявил директор фабрики, лично приехавший на строительство, - процветание "Города мастеров" теперь находится в надёжных руках молодого поколения.
Свою речь он закончил не менее торжественно, чем начал, - после окончания школы, милости просим всех! Работать к нам на фабрику. Рабочие места и интересная работа гарантируются!
- Ещё немного, - подумал тогда Денис, - и нашего директора начнут качать на руках.
Вообще-то, как считал ни один Денис, директор фабрики Фёдор Михайлович Калита был незаурядной личностью. Родился он в далёком Холмске, закончил школу, и, несмотря на уговоры родных, решительно направил свои стопы в столицу.
С первого раза в институт не поступил. Устроился на работу. Проработав год разнорабочим, сдал экзамены в институт. Закончив его, он получил профессию строителя. Устроился работать прорабом. И снова поступил в институт, на этот раз на заочное отделение. И приобрёл образование химика.
В дальнейшем немало поколесил по стране, осел же в Красове. Женился. Родились две дочери и сын. Но главная полоса в жизни Фёдора Михайловича началась, когда он возглавил фабрику мягких игрушек. Хотя то, что он возглавлял, вначале трудно было назвать предприятием. Ветер гулял в полуразрушенных цехах, а прежним выпуском продукции фабрики хорошо было пугать нехороших дядей, поджидающих в подворотнях припозднившихся прохожих, потому что, увидев "шедевр" выпускающийся на прежней фабрике игрушек, грабитель в лучшем случае убегал с криками: "Люди добрые, помогите! А в худшем мгновенно отдавал концы на месте от испытанного шока.
Калите пришлось немало поработать. Можно даже сказать, что он переселился на фабрику. Прошёл год. И изумлённые рабочие... получили зарплату.
Поначалу директор казался им весьма странным человеком.
Ну, посудите сами, приходит директор в цех и начинает советоваться с рабочим коллективом, мало того, что советуется, ещё и совместные решения принимает.
Восстановив фабрику, директор мало изменился, разве, что жить стал не в рабочем кабинете, а у себя дома.
На фабрику пришли работать его жена и старшая дочь.
Вообще подбор кадров производился исключительно по деловым качествам. А принцип этнической терпимости был одним из главных принципов директора.
Надо смотреть ни на цвет рук, - говорил он, - а на то, как эти руки работают. Головы же это касается в ещё большей степени.
И ещё Фёдор Михайлович Калита был большим сторонником династий.
Он считал, что если отец работает на фабрике, то почему бы здесь же не работать и сыну, а в дальнейшем и внуку и внучке.
При этом он сомневался на опыт японских фирм, и в ближайшем будущем собирался произвести обмен делегациями, а там глядишь. И сотрудничество наладится.
- С нашим атаманом, - шутили рабочие, - нам нечего тужить.
И, вот, теперь Денис, который по утрам, как на крыльях летел на работу, торопил стрелки часов, - скорее, скорей!
Едва дотерпев до конца рабочего дня, он бросился на проходную.
... Придя, домой, Денис не знал, что ему делать - заняться уборкой, поужинать или почитать книгу. Но он не сделал ни того, ни другого, ни третьего...
В маминых плетёных корзинах цвели нежные "Парижанки".
Денис лелеял капризные растения, и они платили ему за заботу щедрым цветением.
Тонкий аромат розовых соцветий витал в воздухе квартиры, делая её просторнее и нарядней.
Денис смотрел на цветы и почему-то думал об Элен.
Внезапно он ощутил, что в комнате становится меньше света, и посмотрел в окно.
Небо у горизонта сначала выцвело, а потом покрылось грязно-сиреневыми разводами. Косые лучи солнца рвались на свободу и пронзали заострёнными концами тяжёлую пелену из нависших туч.
Послышалось далёкое глухое урчание потревоженного в своей норе зверя...
Испуганные листья за окном зашумели, сбились в стаю и притихли.
Сверкнула молния и тотчас прогремел гром.
Первые крупные капли дождя мягко шлёпнулись и стекли по оконному стеклу.
В прихожей раздался длинный резкий звонок.
Денис вздрогнул от неожиданности и подошёл к двери.
Едва он раскрыл её, как в квартиру вошла Элен. Она сорвала с себя мокрый плащ и не повесила его, а бросила на пол. Прошла в комнату, села на диван.
- Элен, - окликнул он её тихо.
Она нервно повела плечами и отвернулась.
И вдруг закрыла лицо ладонями и зарыдала.
Денис присел на краешек дивана и погладил вздрагивающие плечи Элен, её растрепавшиеся волосы, - Элен, милая, не надо, - прошептали его губы.
Он попытался отвести ладони от её заплаканного лица, но она яростно помотала головой и, не разжав рук, рухнула на диван ничком, лишь после этого освободила руки, и уткнулась в подушку.
Он не знал, как успокоить её. Сердце Дениса разрывалось от боли, которую испытывала она, но он не находил нужных слов.
Внезапно её всхлипывания прекратились. Она подняла заплаканное лицо.
И Денис подумал о том, что для него Элен прекрасна в любом виде.
- Мне страшно, - сказала Элен. Неожиданно она протянула к нему обе руки. Он принял их и осторожно сжал.
- Вам нужно успокоиться, - ласково сказал он.
- Я не могу, - прошептала она в изнеможении.
- Сейчас я напою вас чаем, который согреет и успокоит вас. А потом мы что-нибудь придумаем вместе.
Она попыталась улыбнуться. - Дени, вы такой милый. И зачем вам мои проблемы?.. - вздохнула она.
Он хотел ей сказать, - затем, что я люблю вас, - но ничего не сказал, а только погладил её запястья и пошёл на кухню заваривать чай.
Он прислушался к звукам, доносившимся из комнаты. Но там было тихо. Очень тихо.
Денис принёс чай.
Элен сидела неподвижно, по-видимому, она нашла в себе силы успокоиться и теперь о чём-то сосредоточенно размышляла.
- Элен... - позвал он осторожно.
Она слегка вздрогнула.
- Выпейте чай, - Денис поставил поднос на столик возле дивана и сел рядом с Элен.
Подождав, пока она выпьет чай и поставит чашку обратно на поднос.
- Элен, - спросил он тихо, что случилось?
- Меня обвинят в убийстве, - сказала она, только и всего.
- Денис понимал, что нервы Элен на пределе.
Ему казалось, что он слышит, как трепещет её обезумевшее от отчаяния сердце.
- Сейчас я сделаю вам тёплую ванну, - сказал он.
Элен благодарно кивнула. В то время, как её широко раскрытые глаза смотрели неизвестно куда.
Они оба не заметили, как кончился дождь...
Элен возвратилась из ванны. Её лицо порозовело, взгляд смягчился.
В лучах заходящего солнца пылало зеркало, и радужные осколки света, отлетая от поверхности стекла, мерцали на полу.
Элен смотрела на них и думала, что единственное слово, которое она запомнила из учебника физики - дифракция. Вероятно, она полюбила его за ту красоту, которую оно обозначает. И даже формулировка дословно врезалась ей в память: "Отклонение светового луча от прямолинейного распространения, с рассеиванием, при прохождении сквозь узкую щель или около тонкого предмета".
Радужные блики ласкали взгляд и успокаивали нервы...
- Отклонение светового луча от прямолинейного распространения, - невольно повторили её губы.
- Что? - спросил Денис.
- Нет, ничего, это я так, о своей жизни...
- Я приготовил ужин, - произнёс юноша.
- Да, спасибо, - Элен почувствовала, что голодна.
Она подошла к окну и до конца раздвинула шторы.
... Золотистый цветок заката, обрызганный слезами дождя, раскрыл и выгнул упруго пурпуровые лепестки на фоне чистого прозрачно-зелёного неба.
И лишь вдалеке плыли длинные перистые облака с резко очерченными краями.
- Ну, вот, - дождя больше не будет, - услышала она голос Дениса у себя за спиной и обернулась.
Их глаза встретились. И Элен увидела в расширенных глазах Дениса своё отражение.
- Дени...
- Элен...
Ей захотелось поймать губами прядь его белокурых волос.
Но она сдержалась, глубоко вздохнула, облизала губы и выровняла дыхание.
- А что у нас на ужин? - спросила она.
- У нас, - радостно пронеслось в голове Дениса, и он ответил, - картошка, салат, немного жареной рыбы и фрукты.
- Замечательно.
- Разрешите, я налью вам чуть-чуть вина? - произнёс он осторожно.

Она кивнула. И он плеснул в два хрустальных бокала немного бордовой влаги.
Элен пригубила вино...
Денис ещё не успел узнать, что любит Элен. Сам он предпочитал всему остальному сухие молдавские вина.
Элен отставила пустой бокал и принялась за картошку.
Денис так и не смог догадаться понравилось ли Элен вино...
Они ели молча, Элен целиком ушла в себя. И Денис не рискнул нарушить воцарившуюся тишину.
Элен, словно утратила ощущение времени...
Денис сидел не шелохнувшись. Уже давно от закатного солнца не осталось и следа. Небо приобрело цвет старого серебра и по нему не спеша, плыла ослепительно белая луна.
Её мягкий прозрачный свет беспрепятственно лился сквозь стекло, обволакивая фигуру Элен, утончая её лицо, углубляя глаза...
Из груди Дениса вырвался негромкий вздох.
Элен очнулась, повернула голову и тихо сказала, - мне жаль, что я заставила тебя волноваться, - она устало посмотрела за окно, - пожалуй, что-то ускользнуло от моего сознания и я, наверное, неверно оценила ситуацию. Прости меня.
- Не за что, - вырвалось у него.
- Сегодня я очень устала. А завтра решу, что делать.
- Я постелю вам в спальне, а сам лягу в гостиной.
- Спасибо, Дени.
- Не стоит, - тихо отозвался он и подумал, что завтра нужно дозвониться до Мирославы Волгиной. Она детектив и знает, как разматывать клубок невероятных обстоятельств. Тем более, что Элен сама нанимала её.
***
Морис не любил, когда Мирослава надолго отлучалась из города и практически выпадала из его поля зрения. Но, что поделать, - мирился он, - работа есть работа.
Миндаугас подумал, что он не одинок в своей нелюбви к отлучкам Мирославы.
И решил, что пора навестить Дона.
"БМВ" Мирославы был в полном его распоряжении, хоть он и водил авто по её доверенности.
Сама Мирослава по непонятной для Мориса причине предпочитала "Волгу".
- Кто поймёт этих русских, - бормотал порой под нос Миндаугас.
... Морис открыл дверь своим ключом и услышал осторожные шаги навстречу.
Дон остановился в проёме двери и бросил на него свой равнодушный взгляд.
Он знал, что это не хозяйка, но он так же знал и то, что Морис принёс ему еду.
Миндаугас молча прошёл на кухню, вытащил из пакета свёртки, развернул их один за другим, что-то убрал в холодильник, что-то оставил на столе.
Дон терпеливо ждал.
Морис отрезал кусок "Сулугуни" и положил перед котом. Потом включил газ, поджёг конфорку, поставил воду и положил в кастрюлю, тщательно вымытую печень.
Съев сыр, Дон подошёл и сел рядом с Морисом. Он молча ждал, когда будет готова его любимая еда. Мяукать по пустякам, он считал ниже своего достоинства.
Морис протянул руку, погладил кота и тут же почувствовал, каким пружинисто- напряжённым стало тело животного.
- Ну, вот, опять ты за своё, - укоризненно сказал Морис.
Дон позевнул, растянулся на полу и положил на вытянутые лапы свою красивую умную голову.
- Почему бы нам не стать друзьями? - спросил Морис.
Дон бросил на него снисходительный взгляд.
- Когда-нибудь, мы будем жить под одной крышей, - спокойно заметил Морис.
Кот лениво позевнул и потянулся.
- Я предупредил тебя, - сказал Морис.
Дон чихнул, облизнулся и втянул носом ароматный воздух. Печень явно сварилась. Морис остудил половину, нарезал и отдал коту. Дон с удовольствием принялся за еду.
Миндаугас положил вторую часть себе на тарелку. Отрезал хлеба и стал есть.
***
- Если уж я прилетела в Красов, то почему бы мне не заглянуть к Денису Ферсонову, - подумала Мирослава, когда за её спиной осталось уютное кафе...
Она вошла в берёзовую аллею, устланную осенней листвой.
- Самое лучшее сейчас пройтись пешком, - подумала Мирослава, - хотя бы немного.
Аллея давно закончилась, и она не заметила, как прошла ещё три квартала.
Ей хотелось дать возможность своим мыслям устояться.
Она хотела знать, почему Элен сбежала из гостиницы, а потом и из собственного дома.
Если она убила Томашевскую, то это дело милиции, и она Мирослава обязана с ней сотрудничать.
Но если Элен не виновна, то долг Мирославы помочь ей.
Так она шла, погружённая в собственные мысли, пока ей в глаза не бросилась светящаяся надпись, - гостиница "Центральная".
- А почему бы не отложить визит к Денису на завтра, - подумала Мирослава и зашла во внутрь здания. В холле "Центральной" почему-то пахло финиками, хотя в кадках красовались только искусственные пальмы.
Она заказала номер на сутки, сразу поднялась в него, приняла душ и легла спать, мысленно коря себя за то, что не позвонила ещё раз Морису.... ГЛАВА 11
Самолёт, на борту которого находился майор Казаринов, зашёл на посадку.
Аэропорт встретил его хорошей погодой, точно решил порадовать майора тёплой встречей.
Казаринов решил воспользоваться такси.
Он был в штатском и таксист, не разглядев в нём представителя закона, был словоохотлив.
- Вы первый раз в СамаРе?
- Да, - улыбнулся майор.
Таксист удовлетворённо кивнул.
Валерию, можно было сказать, была предоставлена бесплатная экскурсия с обзором местности и подробными комментариями.
Через 40 минут он был неплохо ознакомлен с историей области и её сегодняшним днём.
- Почему бы вам не податься в экскурсоводы? - поинтересовался Казаринов у разговорчивого водителя такси.
- Образования не хватает, - пожал тот плечами, - а потом мне и на своём месте хорошо, - и с людьми общаюсь, и деньги получаю - двойное удовольствие, одним словом.
Казаринов кивнул.

Они въехали в город, и таксист сбросил скорость, - куда дальше? - спросил он Казаринова, бросив взгляд через плечо.
Валерий назвал адрес.
Таксист бросил на него более пристальный взгляд, - что-то не похожи вы на богатого человека.
- А почему я должен быть на него похож? - заинтересовался Валерий.
- Ну, вы назвали адрес коттеджного посёлка. А в нём живут небедные люди.
- Я там не живу, - успокоил его майор.
- В гости?
- Можно сказать и так...
- Понятно, - протянул таксист, уловив, что пассажир не желает распространяться на данную тему.
- Вам, какой дом-то? - уточнил он.
- Валерий посмотрел в окно, - остановите здесь, дальше я пешком дойду.
- Как пожелаете, - усмехнулся таксист и мягко остановил автомобиль.
Казаринов расплатился и покинул салон авто.
В посёлке было достаточно тихо. Пахло осенней листвой и влагой.
- Должно быть, близко река, - догадался Валерий.
Он нашёл нужный дом. Ворота были гостеприимно распахнуты.
- Так-так, - усмехнулся майор, - август ушёл. Ворота закрыть забыл. Сентябрь вошёл, тоже за собой не закрыл. Прямо романтика какая-то получается. Живут, как в эдеме, о грабителях и прочих злоумышленниках ни слухом, ни духом, - проворчал Казаринов себе под нос, - ну что ж, воспользуемся и мы предложенным гостеприимством. Если во дворе, конечно, не обитает волкодав, которому хозяева предоставляют право самому добывать пропитание в виде непрошенных гостей...
Казаринов внимательно посмотрел по сторонам. Никаких примет волкодава не обнаружилось - ни будки, ни остатков от прежних трапез...
Подул ветер. Сладкий запах переспелых яблок и слив защекотал ноздри майора.
Он подошёл к дому и увидел тугие крупные грозди винограда, свисающие с лоз, обвивающих террасу.
Казаринов удивился, что такой крупный виноград уродился в средней полосе.
- Да, действительно, как в Эдеме...
Ему захотелось протянуть руку и сорвать гроздь винограда.
Но он вздохнул и не стал этого делать - не с добрыми вестями он пришёл в этот дом, и нет у него причины угощаться хозяйским виноградом.
Поднявшись на крыльцо, майор нажал на кнопку звонка.
Протяжный голос гонга известил хозяев о его приходе.
Дверь распахнулась.
Молодой мужчина в халате с восточным орнаментом устремил на майора взгляд тёмных печальных глаз, - вам кого? - спросил он.
- Элен Сергеевна Максимова здесь проживает?
Мужчина молча кивнул.
- Я могу её видеть? - спросил майор.
Мужчина отрицательно покачал головой.
- Почему? - уточнил Казаринов.
- Её нет дома, - тихо ответил мужчина.
- Давно?
- Второй день...
- Возможно она на работе?
- Нет.
Казаринов вытащил своё удостоверение и протянул мужчине.
Тот внимательно просмотрел его и вздохнул.
- Вы кем приходитесь Максимовой? - спросил Валерий, убирая удостоверение.
- Мужем.
- Я могу войти в дом? - спросил майор.
- Да, можете.
Они прошли во внутрь особняка. Валерий окинул взглядом роскошные апартаменты и мысленно согласился с водителем такси, что здесь живут далеко не бедные люди.
В гостиной, куда привёл его хозяин, было тихо и сумрачно.
Хозяин дома указал майору на кресло. Раздвинул портьеры и сел напротив.
- Я муж Элен, Юрий Базилевский, - сказал он. - Зачем вы хотите видеть мою жену?
- Я хотел бы поговорить с ней по одному вопросу нетерпящему отлагательств.
- У Элен неприятности? - спросил Базилевский.
- Как раз это я и хотел уточнить вместе с ней.
Базилевский вздохнул.
- Жена не сказала вам, насколько она отлучилась из дома? - спросил Казаринов.
- Сказала, что скоро вернётся, - тихо ответил Юрий.
- И до сих пор не вернулась, - констатировал майор.
- Как видите, - развёл руками Базилевский.
- Вы не ссорились? - спросил Казаринов.
- Нет. Мы последнее время. Можно сказать. Вообще не общались. Элен всё время куда-то спешила, уезжала, улетала, звонила.
- И куда именно она звонила? - спросил Казаринов.
- В детективное агентство.
- Она сама вам об этом рассказала? - майор не сводил глаз с лица хозяина дома.
- Нет, - ответил он, - дверь спальни была открыта. Элен думала, что я уже сплю. Но я не спал. Разговаривала она тихо, но я всё равно всё слышал. И сильно разволновался, - Юрий потёр переносицу, - я надеялся, что она скажет мне, что случилось, но она ничего не сказала.
- И о чём же она говорила по телефону? - прервал его пространные объяснения Казаринов.
- Сначала попросила какую-то Мирославу, потом поинтересовалась, как продвигается её дело.
- Какое дело? - Казаринов едва заметно подался вперёд.
Базилевский вздохнул, - я не знаю, что ей ответили, но она пришла в возбуждённое состояние и переспросила собеседника, - вы уверены, что Томашевская остановилась в "Бриге"?
- Когда это было? - резко спросил Казаринов.
- Три дня назад... или четыре.
- Так три или четыре? - уточнил майор.
- Кажется, всё-таки, три.
- Получив ответ, что сделала ваша жена?
- Положила трубку и легла в постель, - сказал Базилевский, - но она не спала - вздыхала, ворочалась, то и дело вставала, чтобы выпить воды.
Хозяин дома умолк и стал сосредоточенно рассматривать свои ладони.
- А что она сделала утром? - спросил майор.
- Утром она сказала, что ей нужно срочно уезжать по делам и спустя час уехала.
- Она звонила в аэропорт?
- Не знаю, - пожал плечами Базилевский.
- И вы не знаете, куда именно она отправилась? - настойчиво пытался выяснить Казаринов.
- Нет, - Юрий покачал головой, - она ничего больше мне не сказала.
- Как скоро она вернулась?
- Через день.
- В каком состоянии?
- Ещё более возбуждённая, чем уезжала. Я хотел поговорить с ней, сказал, что нам надо объясниться, но она ответила, что сейчас ей не до этого и все разговоры нужно перенести на потом.
- И вы согласились? - не сумев скрыть насмешки, спросил Казаринов.
- А что же мне оставалось делать?! - возмутился Юрий.
- Действительно...
Казаринов вспомнил, что где-то уже слышал фамилию Базилевский, но где именно вспомнить не мог.
- Вы живёте вдвоём с женой? - спросил он Юрия.
- Нет. У нас ребёнок. Сын Саша. Ему шесть лет.
- И где он теперь? - словно невзначай, спросил Казаринов.
- На занятиях, - хозяин дома поднял голову и посмотрел на напольные часы, стоявшие в гостиной, - скоро я поеду за ним.
- Скажите, а ваша жена не получала ли какой-нибудь корреспонденции, которая, скажем. Могла бы расстроить её?
- Нет... То есть, не знаю. Вероятно, в офис ей приходит масса деловых бумаг. А сюда пишет только её двоюродная сестра.
- А ваши родные? - не отступал Казаринов.
- У меня никого нет, кроме сына, - сказал Базилевский, - а он всегда со мной.
Мягко говоря, этот ответ озадачил майора. Юрий выразился так, словно жены у него не было.
- А чем вы занимаетесь, кроме воспитания Ребёнка? - спросил Валерий.
- Я поэт. Пишу стихи. У меня издано несколько книг. Хотите, подарю? - зажёгся Базилевский.
- Спасибо, - только тут Казаринов вспомнил, где ему встречалась фамилия Базилевский. Конечно же, он у кого-то видел книжку со стихами Юрия.
- А как ваша жена относится к вашему занятию? - поинтересовался он.
- Хорошо относится. Гордится. Не у каждой же муж поэт!
- Действительно, - пробормотал майор.
Базилевский встал и через минуту вернулся с книгой своих стихов, - вот, - сказал он, протягивая её Казаринову, - с автографом.
- Благодарю, - майор сунул книгу в карман, - не буду больше вас задерживать, - он поднялся с кресла.
В прихожей Юрий замялся. Было видно, что он хочет что-то спросить...
- До свиданья, - произнёс майор.
- Минуточку...
- Да?
- Ради бога, скажите, зачем вы ищете мою жену? - Базилевский облизнул пересохшие губы.
- Бедный парень, - подумал Валерий.
- Не молчите! Ради всего святого! Что случилось? Элен грозит беда? - его голос дрожал и срывался.
- В гостинице "Бриг" - сухо сказал майор, - на побережье убита девушка. По всей вероятности ваша жена причастна к этому.
- Нет! - закричал Базилевский, - нет! Это невозможно! Вы не знаете Элен! Она не способна на подобное! Вы слышите, не способна! - его крик оглушил Казаринова.
- Надо же, откуда-то голос взялся, - подумал Валерий, а вслух ответил, - возможно, это было преднамеренное убийство.
- Но почему? Зачем Элен убивать эту девушку?! - не унимался Юрий.
- В номере девушки найдено письмо на имя вашей жены, - Казаринов замолчал.
- Ну?! - нетерпеливо воскликнул Базилевский.
- Из его содержания видно, что убитая шантажировала вашу жену.
- Господи! Да чем она могла шантажировать Элен?!- Недоверчиво воскликнул Юрий.
Майор ничего не ответил. Ему вовсе не хотелось информировать обманутого мужа о том, что его жена иногда предпочитает... других мужчин.
- Она что прислала моей жене письмо с угрозами? - продолжал допытываться Базилевский.
- Да.
- Но тогда как же письмо снова оказалось у той, которая его написала?
- По всей видимости, ваша жена хотела поговорить с ней, вошла в номер, но разговор не вышел.
- Вы считаете, что моя жена оставила письмо? - Юрий усмехнулся, - специально, чтобы вы бросились по её следу? Вы принимаете мою жену за идиотку?!
- Ваша жена могла выронить письмо во время борьбы, и в второпях не заметила этого.
- Но вы не можете утверждать, что Элен убила её! Они могли поговорить, и Элен ушла.
- Может быть... Для выяснения обстоятельств мне и нужна ваша жена.
- Но я не знаю, где она! - выкрикнул Юрий. Отчаяние и растерянность плескались в его глазах.
- Хорошо, - сказал Казаринов, - если она появиться, попросите её позвонить по этому телефону. Если она не виновна, то скрываться ей незачем. Вы согласны?
-Да, да, конечно, - Юрий поспешно закивал головой. - Я всё ей передам. Я смогу убедить её. Она позвонит вам. Вот увидите, всё выяснится. Элен ни в чём не виновна.
Майор взялся за ручку двери.
- Ещё один вопрос, - прошептал Юрий.
- Вопрос?
- Вы не ответили, о чём было письмо?
Этого я вам сказать не могу.
- Почему?!
- В интересах следствия, - вздохнул Казаринов, не любивший лгать.
- Но вы можете хотя бы намекнуть, чем её шантажировала эта девушка? Моя Элен... - Базилевский посмотрел в глаза майору, - она кристально честная, она не способна дать повод к шантажу.
- Увы, - обронил майор.
- Вероятно, это что-то по работе? Что-то связанное с крупной суммой денег? Элен разорена?
- Нет. Об этом я ничего не знаю, - ответил Казаринов.
- Значит, это что-то личное, - задумчиво произнёс Базилевский.
- Не стоит гадать, - как можно мягче сказал Казаринов, - ваша жена сама вам всё объяснит. А я должен идти. До свиданья.
- Да, конечно...
Блуждающий взгляд хозяина роскошного дома заставил майора ещё раз посочувствовать ему.
Вся сила переживаний и внутренней борьбы была написана на бледном лице Юрия Базилевского.
- Вам нужно взять себя в руки и подумать о сыне, - сказал майор, попытавшись встряхнуть упавшего духом мужчину.
Кажется, эта фраза подействовала, и Юрий вышел из ступора, - да, конечно, Саша - это самое главное, что у меня есть.







Продолжение следует
Наталия Антонова



Начало:

В тенетах страсти детектив

  1. Глава 1
  2. Глава 2
  3. Глава 3
  4. Глава 4
  5. Глава 5
  6. Глава 6
  7. Глава 7
  8. Глава 8
  9. Глава 9
  10. Глава 10
  11. Глава 11
  12. Глава 12


Обсудить на форуме >>
Оставить отзыв (Комментариев: 0)
Дата публикации: 17.02.2006 18:50:07


[Другие статьи раздела " Антонова Наталия"]    [Свежий номер]    [Архив]    [Форум]

  ПОИСК В ЖУРНАЛЕ



  ХИТРЫЙ ЛИС
Ведущий проекта - Хитрый Лис
Пожалуйста, пишите по всем вопросам редактору журнала fox@ivlim.ru

  НАША РАССЫЛКА

Анонсы FoxЖурнала



  НАШ ОПРОС
Кто из авторов FOX-журнала Вам больше нравятся? (20.11.2004)














































































































Голосов: 4568
Архив вопросов

IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
РЕКЛАМА


 
Рейтинг@Mail.ruliveinternet.ru
Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100
© 2003-2004 FoxЖурнал: Глянцевый журнал Хитрого Лиса на IvLIM.Ru.
Перепечатка материалов разрешена только с непосредственной ссылкой на FoxЖурнал
Присылайте Ваши материалы главному редактору - fox@ivlim.ru
По общим и административным вопросам обращайтесь ivlim@ivlim.ru
Вопросы создания и продвижения сайтов - design@ivlim.ru
Реклама на сайте - advert@ivlim.ru
: